Послание к Титу

Содержание

1:1-4 1:5-9 1:10-16 

Приветствия

Качества служителей церкви

Как поступать с лжеучителями

Обязанности разных классов верующих

2:1-3               О старых

2:4-8               О молодых

2:9-10             О рабах

Доктринальная основа христианской жизни

2:11-15             Наставление благодатью

3:1-2               Христиане в обществе

3:3—8                Христианство и язычество

Дополнительные предостережения Заключительные замечания

1:1—4 Приветствия

В этом послании приветствие имеет зна­чительно больший объем, чем в 1 и 2 По­сланиях к Тимофею. Его содержание но­сит ярко выраженный богословский ха­рактер. Только здесь Павел называет себя рабом Божиим, хотя в других местах он представляется «рабом Иисуса Христа». Далее, однако, следует более привычное именование Апостол Иисуса Христа и разъясняется его смысл. Основанием сво­его апостольства Павел называет веру и познание истины (1), насаждению каковых он призван содействовать. Слово познание требует уточнения, поскольку здесь под­разумевается лишь то познание, которое ведет к благочестию. Кроме того, и вера, и познание имеют отношение не только к настояшему, но и к будущему (в надежде вечной жизни),

Почему Павел вставляет такое опреде­ление Бога, как неизменный в слове (2)? Тит наверняка не сомневался в этом. Возмож­но, Павел хотел подчеркнуть достовер­ность Божьих обетовании. Слова прежде вековых времен привлекают внимание к тому обстоятельству, что эти обетования не­отделимы от вековечных замыслов Бога. С точки зрения вечности рассматривается и назначенное время, в которое Бог явил Свое слово. Здесь можно усмотреть сход­ство с началом Евангелия от Иоанна. Павел не может умолчать о роли проповеди (3) в распространении вести о деянии Бога и о гордости, которую он испытывает в связи с призванием служить Богу на этом попри­ще. Несмотря на то что Тит не упоминается в Книге Деяний святых Апостолов, обра­щение истинному сыну по общей вере (4) по­зволяет предположить, что он был ближай­шим сотрудником апостола. Павел упоми­нает о нем во 2 Послании к Коринфянам и в Послании к Галатам.

1:5—9 Качества служителей церкви

Наставление, адресованное Титу, анало­гично наставлениям Тимофею в 1 и 2 По­сланиях Тимофею, однако есть и некото­рые отличия, обусловленные особенностя­ми ситуации на Крите. Перед Титом стояло две задачи: довершить недоконченное и по­ставить... пресвитеров (5). Что именно Па­вел оставил «недоконченным», неизвест­но, если только он не имеет в виду назначе­ние пресвитеров. Павел не дает никаких указаний о количестве требуемых пресви­теров, но, очевидно, он уже обсуждал с Ти­том этот вопрос. Значительно больше он озабочен тем, чтобы претенденты отвечали определенным требованиям (6). На первый план выступает не только нравственная бе­зупречность (упомянутая дважды), но и устойчивая семейная жизнь. По-видимо­му, человек, который не мог держать в подчинении собственных детей, считался неподходящим для руководящей роли в церкви.

Переход от пресвитеров в ст. 5 к еписко­пам в ст. 7 свидетельствует об отсутствии существенной разницы между этими дол­жностями. В обязанности епископов вхо­дил общий надзор. В ст. 7 перечислены свойства характера и поведение, делаю­щие человека непригодным для этой дол­жности. Примечательно, что в отличие от Тимофея Тит не получает совета воздер­живаться от назначения новообращен­ных -- вероятно, по той причине, что об­щина на Крите была создана позднее, чем в Эфесе. Положительные качества, необ­ходимые епископу, приведены в ст. 8-9. Этими качествами должен обладать каж­дый христианин. Особое место занимает в этом перечне гостеприимство, поскольку в первоначальной церкви от него зависело многое. В ст. 9 ясно показано, какое зна­чение имеет для церковных руководите­лей приверженность здравому учению. Об­личение лжеучителей возможно только при условии глубокого понимания истин­ного учения. По мнению Павла, подоб­ные вопросы не терпят никакой рас­плывчатости.

1:10—16 Как поступать с лжеучителями

Сравнивая этот фрагмент с отрывками, по­священными лжеучителям в 1 и 2 Послани­ях к Тимофею, мы снова замечаем некото­рые отличия. Здесь более отчетливо выявле­но иудейское начало ложного учения — не­даром Павел упоминает «обрезанных» (10) и «иудейские басни» (14). И все же наиболее характерными свойствами лжеучителей яв­ляются пустословие, лживость, корыстолю­бие и пагубное влияние на окружающих (10—11). Сложность ситуации на Крите усу­гублялась характером его населения, выра­женным в ст. 12 словами местного поэта, ко­торого обычно отождествляют с философом Эпименидом, жившим в VI в. до н. э.

Учитывая непокорный характер этих людей, Павел советует прибегать к реши­тельным действиям. Им должно заграж­дать уста (11); их следует строго обличать (13), а Тит должен не внимать их речам (14). Павел считает, что они недостойны споров, и потому советует Титу сосредоточиться на обличении, дабы они были здравы в вере. Та­кой конструктивный подход и поныне не утратил своего значения в работе с теми, кто отошел от истины. В ст. 15 дается допол­нительный комментарий, призванный поддержать Тита, ибо оскверненные умы не признают чистоты. Как только ум оск­верняется, с совестью мгновенно происхо­дит то же самое. Павел отдает себе отчет, что лжеучителя искусно имитируют все проявления религиозности (они говорят, что знают Бога), но их выдают собствен­ные поступки (16). Может показаться, что во второй части ст. 16 Павел говорит о них слишком пренебрежительно, но в этом проявляется его отвращение к тем, кто вво­дит в заблуждение других. Едва ли возмож­но более убедительно выразить значение правильного понимания христианского учения.

2:1—10 Обязанности разных классов верующих

2:1—3 О старых

Здесь Павел снова обращается к образу здравого учения (ср.: 1:9). Оно является пол­ной противоположностью «болезненного» учения лжеучителей. Наречие сообразно привлекает внимание к пригодности этого учения для жизни, указывая на то, что лож­ное учение совершенно бесполезно. Далее Павел приводит примеры того, что он счита­ет сообразным здравому учению. Своим об­разом жизни старцы должны показывать, что их поведение согласуется с их убежде­ниями (2). Это означает, что их поведение должно вызывать уважение окружающих.

К этому требованию Павел добавляет необ­ходимость быть здравыми в вере, любви и терпении — сочетание, часто встречающее­ся в пастырских посланиях и в других про­изведениях Павла (ср.: 1 Фес. 1:3). Давая со­вет относительно стариц, Павел обращает внимание на необходимость сдержанности и серьезности (3).

Запрет, относящийся к клевете и пьян­ству, отражает существующее положение дел на Крите. Использованное Павлом вы­ражение чтобы... не порабощались пьянству свидетельствует о том, что эта проблема стояла на Крите более остро, чем в Эфесе (ср.: 1 Тим. 3:8,11, где использовано более мягкое выражение). Лучшее, чему могут посвятить себя старые женщины, — это учить добру.

2:4—8 О молодых

Павел считает, что молодых [женщин] дол­жны вразумлять старицы. Это, несомнен­но, требует большого такта, иначе может возникнуть впечатление вмешательства в чужие дела. Основное внимание в настав­лении Павла уделено любви к мужьям и де­тям. Это нельзя считать чем-то само собой разумеющимся, особенно в наше время, когда процент разводов стремительно рас­тет, а стремление сделать карьеру оттесня­ет заботу о детях на второй план. Качества, которыми должны обладать молодые жен-шины, - - это качества, необходимые в се­мейной жизни, где так важны целомудрие, чистота и доброта (5). Как и повсюду, Па­вел считает, что христианка должна быть покорной своему мужу. Всю эту тему про­низывает религиозный мотив -- не допус­тить оскорбления Божьего слова. В более подробном обсуждении супружеских отно­шений (см. коммент. к Еф. 5:22-33) Павел рассматривает покорность жены в контек­сте жертвенной любви мужа. Идеальные супружеские отношения всегда строились на бескорыстной преданности друг другу. Там, где покорность и жертвенная любовь предаются забвению или ставятся под угро­зу, браки страдают или полностью разруша­ются.

Касаясь поведения юношей, Павел на­стоятельно рекомендует быть целомудрен­ными (обязательное требование для хрис­тиан любого возраста), после чего призыва­ет Тита быть для них образцом (7). Будучи проповедником Евангелия, он обязан про­являть чистоту и степенность, особенно в речи. И это тоже продиктовано религиоз­ными соображениями: чтобы противники не могли сказать о христианах ничего ху­дого.

2:9-10 О рабах

Павел обсуждал тему рабства в 1 Тим. 6, и здесь он говорит примерно то же самое. Сло­во, переведенное как повиноваться, означает нечто большее, чем «подчиняться», и отражает особенности социальной систе­мы того времени. У рабов-христиан была дополнительная обязанность угождать своим господам и не прекословить им. Из того, что рабов увещевают не красть, видно, что они были особенно подвержены этому искушению. Павел считает, что у рабов есть возможность украшать Евангелие своим поведением, и эта возможность, без сомне­ния, существует у всех христиан. Греческое слово, переведенное как украшение, ис­пользуется для обозначения оправы драго­ценного камня, позволяющей представить его в наиболее привлекательном виде.

2:11 — 3:8 Доктринальная основа христианской жизни

2:11—15 Наставление благодатью

При обсуждении поведения Павлу свой­ственно переключаться на богословские темы, поскольку в основе его наставлений всегда лежат доктринальные соображения. Здесь он использует понятие Божиеи бла­годати, объединяющее все деяния Бога на благо человека. Точной и краткой форму­лировкой Павел привлекает внимание к боговоплощению и искуплению, связывая их со вторым пришествием. Явление спаси­тельной благодати указывает на первое пришествие Иисуса, но в каком смысле она спасительна для всех человеков'1 Не хо­чет ли Павел сказать, что спасение распро­страняется на всех? Если рассматривать явление благодати как исторический факт, то пришествие Иисуса действительно име­ло универсальное значение. Вероятно, Па­вел имеет в виду, что Бог в Своем милосер­дии предоставил возможность спасения всем людям. Но пафос этого высказывания составляет не всеобъемлющий масштаб Божьей благодати, а ее влияние на поведе­ние христиан. Поэтому ст. 12 так убедите­лен. Главное назначение Божьей благода­ти — сдерживать нечестие. Действительно, в отсутствие Божьей благодати невозмож­но жить целомудренно. Целомудрие не мо­жет быть достигнуто только собственными усилиями. Это принципиально отличает христианскую этику от стоицизма, превоз­носившего самоограничение.

В этом отрывке Павел соединяет насто­ящее с прошлым и будущим. В ст. 12 требо­вание праведной и благочестивой жизни в нынешнем веке отражает текущие задачи. Но в ст. 13 центр внимания перемещается в будущее. Блаженное упование и явление сла­вы, несомненно, относятся к будущему, но они оказывают определенное воздействие на настоящее. Павел показывает, что меж­ду упованиями христиан на будущее бла­женство и их нынешними обязанностями существует точное равновесие. В основе учения Павла о будущем лежит надежда на второе пришествие Христа. Знаменатель­но, что Павел говорит здесь о великом Боге и Спасителе нашем Иисусе Христе, ибо объе­динение в одном выражении Бога и Иисуса Христа свидетельствует об убежденности Павла в Божественности Иисуса, что пол­ностью согласуется с наиболее вероятным вариантом толкования Рим. 9:5. Некоторые исследователи разделяют в этом утвержде­нии слова «Бог» и Спаситель, но такое тол­кование греческого текста сомнительно. Еще одна возможность — считать, что имя «Иисус Христос» поясняет выражение «яв­ление славы», в таком случае отождествле­ние Бога и Иисуса будет не столь очевид­ным. Однако в свете следующего утверж­дения отнесение слова «Спаситель» к Иисусу представляется более естествен­ным.

В ст. 14 Павел обращает взор в прошлое, отсылая читателей к историческому акту искупления, образующего основу христи­анского мировоззрения. Он подходит к этой теме, размышляя о том, что Христос уже сделал для нас. В 1 Тим. 2:6 Павел гово­рил, что Христос предал Себя для «искуп­ления», и здесь он развивает сходную идею, используя глагол, образованный от существительного «выкуп». Искупление — излюбленная тема апостола. Это понятие подразумевает избавление от рабства, обозначенного в данном случае как всякое без­законие. Павел рассматривает жертву Хри­ста за нас как нечто такое, чего мы не мо­жем сделать сами. Спасение — это в пол­ном смысле слова избавление от греха. Но Павел видит в спасении не только избавле­ние от греха, но и путь к очищению. Мета­фора очищения — еще один излюбленный прием Павла, позволяющий объяснить суть искупительной жертвы Христа. Хри­стианин — это человек, очищенный по­средством слова (см.: Еф. 5:25-26). Пред­ставление о народе Божьем как особом до­стоянии Иисуса Христа передано здесь очень наглядно (ср.: Исх. 19:5). Стремление христиан делать добро убедительно объяс­няется главным образом тем, что мы нахо­димся у Иисуса Христа на особом положе­нии.

В ст. 15 Павел напоминает Титу о необ­ходимости применять власть при увещева­нии и обличении. Эта власть, основанная на апостольском учении, позволит Титу противостоять попыткам окружающих пренебрегать им.

3:1—2 Христиане в обществе

Надо полагать, что Тит уже объяснял мест­ному населению их обязанности по отноше­нию к властям, поскольку Павел советует ему напоминать об этом. Но, возможно, критяне были склонны забывать, что хрис­тиане должны подчиняться властям. Павел понимает, что гражданское неповиновение (за исключением вопросов совести) может навлечь на христианскую церковь дурную славу. Смысл ст. 2 в том, что поведение хри­стиан должно служить лучшей рекоменда­цией их учению. На посторонних они долж­ны производить впечатление законопос­лушных граждан. Обратите внимание на та­кие качества, как кротость и покорность, далеко не всегда выступающие на первый план в социальных отношениях.

3:3—8 Христианство и язычество

В своих посланиях Павел часто сравнивает состояние, в котором христиане пребывали до обращения, с их новыми возможно­стями во Христе. Ст. 3 отсылает в прошлое. Перечень пороков, представленных здесь в качестве типичных для дохристианского существования, может показаться не­сколько преувеличенным. Но достоверно известно, что эти недостатки присущи до обращения всем христианам, а их следы дают о себе знать и после обращения. «Не-смысленность» указывает на бездухов­ность и невежество; непокорность и за­блуждение проявляются в отношениях человека с Богом, а весь уклад жизни оха­рактеризован как рабское подчинение похотям и удовольствиям. Чтобы почув­ствовать, какие разительные перемены произошли с появлением христианства, необходимо признать естественность до­христианского образа жизни. Эту непри­глядную картину венчает многообразие злобы и ненависти, на фоне которых изоб­ражается Божественная любовь.

В богословской декларации в ст. 4-7 Павел показывает, каким образом благо­дать и человеколюбие Бога нейтрализовали возрастающую ненависть мира, пребыва­ющего в естественном состоянии. Средото­чием Божественной любви является при­шествие и служение Христа, но в данном контексте смысловой акцент падает на воздействие этой любви на христиан. Воз­можно, называя Бога Спасителем нашим, Павел противопоставляет Бога римскому императору, которому в те времена иногда давали титул «спасителя». Однако в свете 2:11 — 14 более вероятно предположение, что Павел целиком поглощен мыслями о христианском спасении. В ст. 5 он показы­вает, что источником спасения является милость Бога, а не усилия человека (дела праведности символизируют здесь соблю­дение иудейского закона), что согласуется с его учением в других произведениях (осо­бенно в Послании к Римлянам).

Выражение банею возрождения и обнов­ления Святым Духом (5) вызывает много споров, так как в нем объединены два ас­пекта христианского спасения. Возрожде­ние -- это вступление в новую жизнь, а об­новление -- это сама новая жизнь. Первое можно истолковать в связи с обращением, а второе с дарованием Святого Духа. Многое говорит в пользу толкования воз­рождения в том смысле, какой придавал ему в Своем учении Иисус (Ин. 3:5). По поводу толкования выражения баня воз­рождения мнения расходятся, поскольку не все усматривают в нем связь с обраще­нием. Возможно, оно относится только к крещению, в таком случае оба понятия указывают на то, что совершается при кре­щении Святым Духом. Не исключено, что это выражение символизирует духовное очищение.

Ст. 6 — несомненная аллюзия на излия­ние Святого Духа в день Пятидесятницы. Поскольку Павел описывает то, что ему и его соратникам довелось испытать на соб­ственном опыте (обращают на себя внима­ние слова на нас), он не может не упомя­нуть щедрость этого дара. Дух никогда не даруется в ограниченном количестве. Этот стих проливает свет на совместное прояв­ление Бога, Иисуса Христа, нашего Спа­сителя, и Святого Духа.

Павел завершает свой краткий бого­словский экскурс упоминанием оправда­ния. Ему свойственно подчеркивать, что оправдание совершается по благодати, ибо это его излюбленная тема. Она связана главным образом с нашим новым положе­нием приближенных к Богу и указывает на наше будущее. Еще одна постоянная тема Павла -- наше наследие, и здесь он сосре­доточивает внимание на вечной жизни. Он говорит об уповании на это наследие как о чем-то несомненном.

Фрагмент заканчивается формулой сло­во это верно (8), которая, должно быть, от­носится к богословскому высказыванию, рассмотренному выше. Но далее Павел об­ращается непосредственно к Титу с просьбой подтверждать о сем, что логичее истолковывать по отношению ко всему, что написал Павел в своем послании. Больше всего его заботит практический результат - приверженность добрым делам. Это оз­начает, что для совершения правильных поступков жизненно необходима здоровая религиозная основа.

3:9-11   Дополнительные предостережения

Содержание этого фрагмента переклика­ется с замечанием в 1:10. Павел не может завершить послание, не сделав дополни­тельных предупреждений. Судя по тому, что он подчеркивает бесполезность и сует­ность ложного учения, можно предполо­жить, что Павел видит в нем полную проти­воположность истинному учению, которое он только что изложил. Титу, как и Тимо­фею, он советует избегать бесполезной траты времени на споры и распри. Но Па­вел проводит различие между ложным уче­нием и людьми, которые им увлекаются. Каждый пастырь должен заботиться о лю­дях, особенно о тех, которые причиняют неприятности общине и нуждаются во вра­зумлении. Но Павел считает, что двух пре­дупреждений достаточно. Тот, кто склонен сеять разногласия, крайне редко изменяет­ся к лучшему после третьего предупрежде­ния. По мнению Павла, такой человек об­речен на духовную деградацию.

3:12—15  Заключительные замечания

Очевидно, Артема и Тихик должны были заменить Тита на Крите. Павел упоминает о своем намерении перезимовать в Нико­поле, который, согласно общему мнению, располагался на западном побережье Гре­ции. Никаких объяснений избрания столь отдаленного города не приводится. Зина в Новом Завете нигде больше не упомина­ется. Аполлос известен по Книге Деяний и 1 Посланию к Коринфянам как сотруд­ник апостола. Очевидно, Тит был в состо­янии оказать этим людям определенную материальную поддержку но мрсмя их пу­тешествия. Затем Павел обращается ко всем критским христианам, чтобы еще раз подчеркнуть значение добрых дел. Не совсем ясно, о чьих необходимых нуждах идет речь. Возможно, Павел имеет в виду нищих, и тогда его наставление следует понимать как призыв к благотворитель­ности. Такое толкование помогает прояс­нить смысл последней строки этого стиха (дабы не были бесплодны). Заключитель­ные приветствия носят самый общий ха­рактер, а пожелание благодати необы­чайно кратко.

Donald Guthrie